Тревога и тревожность

НЕ тонкая грань между тревогой и тревожностью

В условиях нашего современного темпа жизни мы часто оказываемся в состоянии беспокойства: не успеваю доделать отчет до конца недели – начальница будет негодовать, не успеваю подкопить денег на отпуск – останусь на все лето в городе и совсем не отдохну, у ребенка опять насморк – вдруг что-нибудь хроническое, набрала два килограмма – муж разлюбит. Привела в пример я достаточно иронические ситуации, но не сомневаюсь, что и с ними много кто сталкивался.

С ощущением тревоги мы встречаемся чуть ли не ежедневно, т.к. под тревогой подразумевается беспокойное состояние, которое может возникать у человека в ситуациях, которые могут представлять для него какого-либо рода физическую или психологическую угрозу. Тревога есть тревога, наша жизнь невозможна без нее, так как все мы существа эмоциональные и ответственны за свою деятельность и близких людей. При этом мы должны так же легко прощаться с данными ощущениями, как и встречаться с ними. Сдал отчет и успокоился, муж сказал, что «любит такой, какая ты есть» и успокоилась, накопил денег на отпуск и успокоился.

Неоспорим тот факт, что тревога есть нашим мотиватором. Всем известный Фрейд утверждал, что неприятное состояние тревоги есть полезным адаптивным механизмом, который подталкивает человека к защитному поведению для преодоления опасности. Таким образом, картина такова: мы боимся негодования начальника => делаем свою работу как можно быстрее и качественнее. Одни плюсы у этой тревоги, не так ли?

Таким образом, тревога как таковая, не является чем-то опасным и разрушительным для психики (подчеркну, что речь идет именно об описанной мной выше тревоге, т.е. о ситуативной). Не тревожиться вовсе мы не можем, так как все мы сдаем экзамены, болеем, получаем ответственные задания на работе и т.д.

Разобравшись с тревогой, мы можем перейти к более глубокому понятию, а именно к тревожности. Данное понятие объясняется в современной науке как индивидуальная психологическая особенность, т.е. мы можем уже рассматривать такое понятие, как тревожный человек. Такие люди склонны переживать сильную тревогу по довольно незначительным причинам. Переживания, возникающие независимо от конкретной ситуации, не являются адекватными. Следует обращать на них внимание, заметив их у себя или у близких людей.

Как вычислить тревожность: на протяжении длительного времени или с высокой частотой у человека присутствует: дрожь\тремор, забывание слов, запинки в речи, ускоренное сердцебиение, желание уйти\убежать, головная боль, тяжелое дыхание, головокружение, частое мочеиспускание, диарея, проблемы с восприятием информации, усиленное потоотделение, мышечная зажатость, повышенная плаксивость, ощущение напряженности, повышенная раздражительность, опустошенность, постоянное беспокойство, чрезмерное переживание за будущее и т.д.

Тревожность как личностное качество легко заметить со стороны, так как оно является устойчивым качеством. Такой уровень тревоги является дезадаптивной реакцией, которая приводит к дезорганизации поведения и деятельности. Соответственно, в связи с тем, что тревожность есть качеством устойчивым, то такая дезорганизация поведения наблюдается практически постоянно, что, конечно, мешает полноценно жить.

Тревожное расстройство есть показателем неблагополучного прогресса личностного развития, оно имеет природную основу и появляется в результате влияния каких-либо негативных личностных, психологических и, конечно, социальных факторов.

Важно подчеркнуть, что тревожность может быть вестником невроза, или уже его симптомом. Поэтому, следует искать пути избавления от данного расстройства, то есть обращаться за помощью к специалистам. За последние два десятилетия произошел значительный прогресс в методах лечения тревожных расстройств, благодаря которым лечение в данном направлении становится все более успешным и разнообразным, например, когнитивно-поведенческая психотерапия является одним из лучших методов в работе с тревожными расстройствами.

Таким образом, от повседневной тревоги совсем спрятаться мы не можем, что нам на самом деле и не нужно; была бы наша жизнь совсем безтревожной, не видели бы мы ее в таких натуральных ярких красках, так как всем известно, что есть у нас такая проблема, как нежелание ценить то, что у нас есть. Но уметь отличить обычную тревогу от тревожного расстройства очень важно. Своевременное обращение за помощью может уберечь нас или наших близких от неврозов или нежелательных психологических последствий.

Давайте не прятать в себе проблемы и вместе учиться наслаждаться жизнью, ведь она так прекрасна.

Источник:
НЕ тонкая грань между тревогой и тревожностью
В новой статье от Psychologies.Today речь пойдет о тревоге, ее особенностях, причине и плюсах, а также о тревожности: чем тревога отличается от тревожности и какие имеет последствия.
http://psychologies.today/ne-tonkaya-gran-mezhdu-trevogoj-i-trevozhnostyu/

Проблема тревоги и тревожности в современной психологии

Проблема тревоги и тревожности в современной психологии

На современном этапе одной из актуальных проблем, стоящих перед психологом-практиком, является проблема адекватной постановки заключения об уровне как общего развития личности, так и развития отдельных личностных свойств и состояний. В связи с этим немаловажное практическое значение приобретает проблема исследования и диагностики тревожности. Но прежде чем, диагностировать тревожность следует все-таки разобраться в понятиях тревоги и тревожности, а также их влиянии на развитие личности и деятельность человека.

В современной психологии принято различать «тревогу» и «тревожность», хотя полвека назад эти различия были неочевидными. Сейчас подобная терминологическая дифференциация характерна как для отечественной, так и для зарубежной психологии и позволяет проанализировать это явление через категории психического состояния и психического свойства. В современной психологии тревога понимается как психическое состояние, а тревожность – как психическое свойство, детерминированное генетически, онтогенетически или ситуационно.

Тревога определяется как эмоциональное состояние острого внутреннего беспокойства, связываемого в сознании человека с прогнозированием опасности [8]. Тревога рассматривается в психологии как неблагоприятное по своей эмоциональной окраске состояние или внутреннее условие, которое характеризуется субъективными ощущениями напряжения, беспокойства, мрачных предчувствий [9]. По мнению Спилбергера Ч.Д., она представляет собой генерализованный, диффузный или беспредметный страх, источник которого может оставаться неосознанным [9].

Понятие «тревога» было введено в психологию З.Фрейдом (1925), разводившим страх как таковой, конкретный страх и неопределенный, безотчетный страх – тревогу, носящую глубинный, иррациональный, внутренний характер [8].

В отличие от страха как реакции на угрозу человеку как существу биологическому, когда опасности подвергается жизнь человека, его физическая целостность, тревога всегда связана с социальным аспектом. Она представляет собой переживание, возникающее при угрозе человеку как социальному объекту, когда опасности подвергаются его положение в обществе: его ценности, представления о себе, потребности, затрагивающие ядро личности. Тревога всегда связана с ожиданием неудач в социальном взаимодействии. И в этом случае она рассматривается как эмоциональное состояние, связанное с возможностью фрустрации социальных потребностей [8]. В современной психологии тревогу как психическое состояние часто называют ситуативной или реактивной тревожностью, так как она связана с конкретной внешней ситуацией.

Тревога, как и любое другое психическое переживание, непосредственно связана с ведущими мотивами и потребностями личности и призвана регулировать поведение личности в потенциально опасной ситуации. Источником тревоги могут быть как внешние раздражители (люди, ситуации, происходящие события), так и внутренние факторы (актуальное состояние; прошлый жизненный опыт, который определяет интерпретацию происходящих событий и прогнозирует их дальнейшее развитие).

Состояние тревоги, как и любое другое психическое состояние, находит свое выражение на разных уровнях человеческой организации [8]:

  • на физиологическом уровне – тревога проявляется в усилении сердцебиения, учащении дыхания, увеличении минутного объема циркуляции крови, повышении артериального давления, возрастании общей возбудимости, снижении порогов чувствительности, появлении сухости во рту, слабости в ногах и т.д.;
  • на эмоционально-когнитивном уровне – характеризуется переживанием беспомощности, бессилия, незащищенности, амбивалентностью чувств, порождающей затруднения в принятии решений и целеполагании;
  • на поведенческом уровне – бесцельное хождение по помещению, грызение ногтей, качание на стуле, стук пальцами по столу, теребление волос, кручение в руках разных предметов и т.д.

Следует отметить, что, хотя на уровне субъективного переживания тревога скорее является негативным состоянием, ее воздействие на поведение и деятельность человека неоднозначно. В связи с этим в современной психологии выделяют два вида тревоги: мобилизующую и расслабляющую (дезорганизующую). Мобилизующая тревога дает дополнительный импульс к деятельности, в то время как расслабляющая тревога снижает ее эффективность вплоть до полного прекращения и общей дезорганизации деятельности [4].

Традиционно в психологии тревожность рассматривается как проявление неблагополучия, вызванное нервно-психическими и тяжелыми соматическими заболеваниями, либо представляющее собой последствие перенесенной психической травмы. Она также нередко рассматривается как механизм развития неврозов. В этом случае ее возникновение связано с наличием глубоких внутренних конфликтов на почве завышенного уровня притязаний, недостаточности внутренних ресурсов для достижения поставленной цели, рассогласования между потребностью и нежелательностью способов ее удовлетворения.

В настоящее время отношение к явлению тревожности в российской психологии существенно изменилось, и мнения относительно этой личностной особенности становится менее однозначными и категоричными. Современной подход к феномену тревожности основывается на том, что последнюю не стоит рассматривать как изначально негативную черту личности; она представляет собой сигнал неадекватности структуры деятельности субъекта по отношению к ситуации. Для каждого человека характерен свой оптимальный уровень тревожности, так называемая полезная тревожность, которая является необходимым условием развития личности.

В современной психологии тревожность рассматривается как один из основных параметров индивидуальных различий. При этом ее принадлежность к тому или иному уровню психической организации человека до сих пор остается спорным вопросом; ее можно трактовать и как индивидуальное, и как личностное свойство человека.

Первая точка зрения принадлежит В.С. Мерлину и его последователям (Мерлин В.С., 1964; Белоус В.В., 1967), которые трактуют тревожность как обобщенную характеристику психической деятельности, связанную с инертностью нервных процессов, то есть как психодинамическое свойство темперамента [8].

Вторая точка зрения (Прихожан А.М., 1998) трактует тревожность как личностное свойство, которое формируется в результате фрустрации межличностной надежности со стороны ближайшего окружения [6].

К настоящему моменту и механизмы формирования тревожности так же остаются неопределенными. Остается открытым, спорным вопрос: является ли она врожденной, генетически обусловленной чертой, или складывается под влиянием различных жизненных обстоятельств.

Так, А.М. Прихожан выделяет два типа тревожности:

  • беспредметную тревожность, когда человек не может соотнести возникающие у него переживания с конкретными объектами;
  • тревожность как склонность к ожиданию неблагополучия в различных видах деятельности и обобщения.

При этом первый вариант тревожности обусловлен особенностями нервной системы, то есть нейрофизиологическими свойствами организма, и является врожденным, в то время как второй связан с особенностями формирования личности в течение жизни.

В целом, можно отметить, что, вероятнее всего, у одних людей существуют генетически обусловленные предпосылки к формированию тревожности, в то время как у других данное психическое свойство является приобретенным в индивидуальном жизненном опыте.

Таким образом, следует отметить, что и тревога как психическое состояние, и тревожность как психическое свойство находятся в конфронтации с базовыми личностными потребностями: потребностью в эмоциональном благополучии, чувстве уверенности, безопасности. С этим связаны значительные трудности в работе с тревожными людьми: они, несмотря на выраженное стремление избавиться от тревожности, неосознанно сопротивляются попыткам помочь им сделать это. Причина такого сопротивления им самим непонятна и трактуется ими, как правило, неадекватно.

Специфическая особенность тревожности как личностного свойства заключается в том, что она имеет собственную побудительную силу, выступает как мотив, имеющий достаточно устойчивые, привычные формы его реализации в поведении, что является специфической особенностью сложных психологических новообразований аффективно-потребностной сферы [7]. Возникновение и закрепление тревожности во многом обусловлено неудовлетворением актуальных потребностей человека, которые приобретают гипертрофированный характер.

Закрепление и усиление тревожности, по мнению А.М. Прихожан, происходит по механизму «замкнутого психологического круга»: возникающая в процессе деятельности тревога частично снижает ее эффективность, что приводит к негативным самооценкам либо негативным оценкам со стороны окружающих, которые в свою очередь, подтверждают правомерность тревоги в подобных ситуациях и усиливает негативный эмоциональный опыт. При этом, поскольку переживание тревоги является субъективно неблагоприятным состоянием, оно может не осознаваться человеком.

Учитывая обнаруженную В.А. Бакеевым (1974) прямую взаимосвязь между тревожностью и внушаемостью личности, можно предположить, что последняя приводит к усилению и укреплению «замкнутого психологического круга», констеллирующего тревожность. Анализ механизма «замкнутого психологического круга» позволяет отметить, что тревожность зачастую подкрепляется той ситуацией, в которой она однажды возникла. В последнее время в экспериментальных исследованиях все чаще делается акцент не столько на отдельной черте, сколько на особенностях ситуации и взаимодействия личности с ситуацией. В частности, выделяют либо общую неспецифическую личностную тревожность, либо специфическую, характерную для определенного класса ситуаций [3].

Ситуация представляет собой систему внешних по отношению к субъекту условий, побуждающих и опосредующих его активность. Она предъявляет к человеку определенные требования, реализация которых создает предпосылки к ее преобразованию или преодолению. Тревожность могут вызвать только те ситуации, которые личностно значимы для субъекта, соответствуют его актуальным потребностям. При этом возникшая тревожность может как оказывать мобилизующий эффект, так и вызывать дезорганизацию поведения в рамках данной ситуации по принципу «выученной беспомощности» [11].

Таким образом, тревожность представляет собой фактор, опосредующий поведение человека либо в конкретных, либо в широком диапазоне ситуаций. Несмотря на то что существование феномена тревожности у психологов не вызывает сомнений, ее проявление в поведении проследить довольно сложно. Это связано с тем, что тревожность часто маскируется под поведенческие проявления других проблем, таких как агрессивность, зависимость и склонность к подчинению, лживость, лень как результат «выученной беспомощности», ложная гиперактивность, уход в болезнь и т.д. [7].

Говоря о тревожности как о психическом свойстве следует особо отметить, что она имеет ярко выраженную возрастную специфику. Для каждого возраста существуют определенные области действительности, которые вызывают повышенную тревогу у большинства детей, вне зависимости от реальной угрозы или тревожности как устойчивого образования [5]. Эти «возрастные пики тревожности» детерминированы возрастными задачами развития [6].

Так у дошкольников и младших школьников тревожность является результатом фрустрации потребности в надежности, защищенности со стороны ближайшего окружения (ведущей потребности этого возраста). Таким образом, тревожность в этой возрастной группе представляет собой функцию нарушений с близкими взрослыми [5].

По мнению Прихожан А.М., устойчивым личностным образованием тревожность становится к подростковому возрасту. До этого момента она является производной широкого круга социально-психологических нарушений, представляя собой более или менее генерализованные и типизированные ситуационные реакции. В подростковом возрасте тревожность начинает опосредоваться Я-концепцией ребенка, становясь тем самым собственно личностным свойством [6]. Я-концепция подростка часто противоречива, что вызывает трудности в восприятии и адекватной оценке собственных успехов и неудач, подкрепляя тем самым отрицательный эмоциональный опыт и тревожность как личностное свойство. В этом возрасте тревожность возникает как следствие фрустрации потребности устойчивого удовлетворительного отношения к себе, чаще всего связанного с нарушениями отношений со значимым другими [5].

Аналогичные тенденции сохраняются и в период ранней юности. К старшим классам тревожность локализуется в отдельных сферах взаимодействия человека с миром: школа, семья, будущее, самооценка. Ее появление и закрепление связано с развитием рефлексии, осознания противоречий между своими возможностями и способностями, неопределенностью жизненных целей и социального положения [5].

Важно также отметить, что, по исследованиям А.М. Прихожан, тревога начинает оказывать мобилизующее влияние только с подросткового возраста, когда она может стать мотиватором деятельности, подменяя собой другие потребности и мотивы. В дошкольном и младшем школьном возрасте тревога вызывает только дезорганизующий эффект [6].

Таким образом, чтобы адекватно и качественно диагностировать тревожность, нужно знать и учитывать следующие существенные моменты.

В современной психологии тревога понимается как психическое состояние, а тревожность – как психическое свойство, детерминированное генетически, онтогенетически или ситуационно. Тревожность как устойчивая личностная черта формируется только в подростковом возрасте. До этого она является функцией тревоги.

Тревога как психическое состояние, и тревожность как психическое свойство находятся в конфронтации с базовыми личностными потребностями: потребностью в эмоциональном благополучии, чувстве уверенности, безопасности.

Тревожность не всегда стоит рассматривать как изначально негативную черту личности; она представляет собой сигнал неадекватности структуры деятельности субъекта по отношению к ситуации. Для каждого человека характерен свой оптимальный уровень тревожности, так называемая полезная тревожность, которая является необходимым условием развития личности.

И тревога как психическое состояние, и тревожность как психическое свойство оказывают неоднозначное действие на эффективность деятельности. Тревога до определенного момента может стимулировать деятельность, оказывать мобилизующий эффект, но, преодолев рубеж «зоны оптимального функционирования» личности, достигнув своей интенсивности, начинает производить дезорганизующий эффект. Дезорганизующим эффектом обладает только интенсивная тревога.

Тревога и тревожность может выполнять мобилизующую роль, связанную с повышением эффективности деятельности, начиная с подросткового возраста. На деятельность дошкольников и младших школьников она оказывает только дезорганизующее влияние, снижая ее продуктивность.

Тревога и тревожность не всегда осознаются человеком и могут регулировать его поведение на неосознаваемом уровне. Проследить проявление тревожности в поведении человека бывает довольно сложно, так как она может маскироваться под поведенческие проявления других проблем.

Источник:
Проблема тревоги и тревожности в современной психологии
В современной психологии тревога понимается как психическое состояние, а тревожность – как психическое свойство, детерминированное генетически, онтогенетически или ситуационно. Тревожность как устойчивая личностная черта формируется только в подростковом возрасте. До этого она является функцией тревоги. И тревога, и тревожность находятся в конфронтации с базовыми личностными потребностями: потребностью в эмоциональном благополучии, чувстве уверенности, безопасности.
http://xn--i1abbnckbmcl9fb.xn--p1ai/%D1%81%D1%82%D0%B0%D1%82%D1%8C%D0%B8/593440/

Тревога и тревожность: теория и практика

Соловьева Светлана Леонидовна

– доктор психологических наук, профессор, заведующий кафедрой психологии и педагогики Северо-Западного государственного медицинского университета им. И.И. Мечникова.

Аннотация. Статья посвящена теоретическому анализу тревоги и тревожности, а также возможностям психологического воздействия на эмоцию тревоги. Тревога рассматривается в связи с изменениями эмоциональных, познавательных, мотивационно-волевых и поведенческих феноменов. Анализируется как позитивная, адаптивная функция тревоги, так и ее дезорганизующая, дезадаптивная функция. Описывается психастенический, или тревожно-мнительный тип личности, характеризующийся доминированием тревоги. Приводятся особенности психологического воздействия на личность в состоянии тревоги.

Ключевые слова: тревога, тревожность, психастеническая личность, страх, фобия, психологическая коррекция тревоги.

Ссылка для цитирования размещена в конце публикации.

Тревожность — одно из наиболее частых явлений, сопровождающих клиническую симптоматику у больных нервно-психическими и психосоматическими расстройствами, а также разнообразные психологические проблемы у здоровых. Тревожно-депрессивный синдром, включающий в себя переживание тревоги, наряду с астеническим синдромом — самый частый вид эмоциональных нарушений как в психиатрической клинике, так и в клинике внутренних болезней.

С физиологической точки зрения тревожность является реактивным состоянием. Она вызывает физиологические изменения в организме, подготавливающие организм к борьбе — отступлению, бегству или сопротивлению, нападению, атаке. При тревожности возбуждается сердечно-сосудистая система (учащается ритм сердечных сокращений, повышается артериальное давление), а деятельность пищеварительного тракта угнетается (уменьшается активность секреции и перистальтика). Кровь из пищеварительного тракта перераспределяется в мышечную систему. Таким образом организм готовится к активной деятельности. Широкий спектр физиологических реакций, сопровождающих состояние тревоги, объясняет, почему на фоне длительного состояния тревоги формируются разнообразные психосоматические расстройства, в частности, нарушения со стороны желудочно-кишечного тракта и сердечно-сосудистой системы.

Нарушений поведения (делинквентности, алкоголизма, наркоманий и токсикоманий) у психастенической личности, как правило, не отмечается. Самооценка, несмотря на склонность к самоанализу, а, может быть, как раз вследствие этой склонности, далеко не всегда бывает точной. Психастеник может находить у себя черты самых разных типов, совершенно ему не свойственные, например, истерические черты. В трудных жизненных ситуациях, предъявляющих повышенные требования к чувству ответственности, у психастеника может сформироваться обсессивно-фобический невроз (Личко А.Е.).

В критических жизненных ситуациях, психастенические личности могут реагировать по-разному. С одной стороны, в кризисе тревожно-мнительный человек может декомпенсироваться, демонстрируя невротические реакции тормозного типа. С другой стороны, при чрезвычайных обстоятельствах психастеник может проявить реакцию гиперкомпенсации с утрированной решительностью, смелостью, предприимчивостью, находчивостью. Актуализируются защитные компенсаторные резервные возможности психики, в поведении обнаруживается активность и способность к конструктивному разрешению критических событий.

Центральный элемент тревоги представляет собой ощущение угрозы. «Состояние тревоги возникает, когда индивид воспринимает определенный раздражитель или ситуацию как несущие в себе актуально или потенциально элементы опасности, угрозы, вреда» (Ч. Спилбергер, 1983). Тревога — «ощущение неопределенной угрозы, характер и время возникновения которой не поддаются предсказыванию», «чувство диффузного опасения и тревожного ожидания» (Poldinger, 1970), «неопределенное беспокойство» (Kepinski, 1977), «представляет собой результат возникновения или ожидания фрустрации и наиболее интимный (и облигатный) механизм психического стресса» (Ф.Б.Березин, 1988). Как нормативное явление тревога определяется как чувствительность к опасности, возникающая в потенциально опасных ситуациях и выполняющая в этом своем качестве адаптивную функцию.

В соответствии с современными представлениями, состояние тревоги — явление не только эмоциональное; оно включает в себя также когнитивные и мотивационные составляющие, формирующие те или иные формы поведения. Вводится понятие «когнитивной модели тревоги», в которую входят, помимо эмоциональных переживаний, определенные когнитивные установки, ожидания, представления о мире. У человека тревога обычно связана с ожиданием неудач в социальном взаимодействии и часто бывает обусловлена неосознаваемостью источника опасности. Ожидание неудач, как правило, формирует поведение пассивно-оборонительного, избегающего типа.

Как эмоция, направленная в будущее, функционально тревога не только предупреждает субъекта о возможной опасности, но и побуждает к поиску и конкретизации этой опасности, к активному исследованию окружающей действительности с установкой на выявление угрожающего объекта. В этом случае переживание тревоги реализуется в поведении беспокойством, суетливостью

В мышлении тревожного пациента, таким образом, доминируют темы опасности, то есть он предполагает события, которые окажутся пагубными для него, для его семьи, для его имущества и для других ценностей.

Восприятие опасности тревожным пациентом основано на ложных предположениях или оно чрезмерно, в то время как нормальная реакция основана на более точной оценке риска и размеров опасности. Кроме того, нормальные индивиды могут контролировать свое неправильное восприятие, используя логику и очевидность. Тревожные индивиды испытывают трудность в распознавании сигналов безопасности и других свидетельств, которые уменьшают угрозу опасности. Таким образом, в случае тревоги когнитивное содержание вращается вокруг темы опасности и индивид склонен преувеличивать вероятность вреда и уменьшать свою способность к совладанию (А.А. Александров, 1997).

Тревогу дифференцируют с переживанием страха. Понятия тревоги и страха рассматриваются как самостоятельные явления. В отличие от страха как реакции на конкретную угрозу тревога представляет собой генерализованный, диффузный или беспредметный страх. С другой стороны, страх определяется как опредмеченная тревога. Тревога и страх отмечают собой также и события неожиданные: «внезапное появление неожиданного вызывает страх» (А. Кемпински, 1998). Разграничение тревоги и страха традиционно базируется на критерии, введенном в психиатрию К. Ясперсом (1948), в соответствии с которым тревога ощущается вне связи с каким бы то ни было стимулом («свободно плавающая тревога»), в то время как страх соотносится с определенным стимулом и объектом («опредмеченная», конкретизированная тревога).

Страх — реакция на угрозу. Если мы стоим перед прямой опасностью, то мы можем или встретить ее активно, или спасаться бегством. Иногда нас охватывает чувство страха, не до конца понятные ощущения ужасного, чувство надвигающегося страха. Таким образом может развиваться фобия, то есть страх в совершенно определенной ситуации, например, клаустрофобия (боязнь ограниченных пространств) или агорафобия (страх открытых пространств). Фобии определяются как навязчивые неадекватные переживания страхов конкретного содержания, охватывающих субъекта в определенной (фобической) обстановке и сопровождающихся вегетативными дисфункциями (сердцебиение, обильный пот и т.д.) (А.В. Петровский, М.Г. Ярошевский, 1998). В состоянии страха проявляются соматические симптомы: учащение пульса, одышка, потоотделение, приступы слабости, дрожь.

При невротических фобиях больные, как правило, осознают необоснованность своих страхов, относятся к ним как к болезненным и субъективно мучительным переживаниям, которые они не в силах контролировать. Фобии имеют определенные поведенческие проявления, цель которых — избегание предмета фобии или уменьшение страха с помощью навязчивых ритуализированных действий. Невротические фобии, в которых невротик бессознательно «прячется» от неразрешимого для него конфликта, возникают обычно у людей с образным мышлением и в то же время с известной долей душевной инертности, а также вегетативной неустойчивостью.

Ко второй группе фобий по классификации Карвасарского относятся так называемые социфобии, связанные с общественной жизнью. Они включают в себя страх покраснеть в присутствии людей, страх публичных выступлений, страх из-за невозможности совершить какое-либо действие в присутствии посторонних (например, выйти из-за стола в туалет) и многие другие. Например, как утверждает легенда, знаменитый датский астроном 16 века Тихо Браге умер от воспаления мочевого пузыря, потому что не вышел вoвремя в туалет во время пира. К социофобиям можно отнести и страх многих молодых людей познакомиться с понравившейся девушкой.

К третьей группе по классификации Карвасарского относятся нозофобии — страхи заболеть каким-либо заболеванием. Этот вид навязчивого страха в той или иной мере всегда присутствует в обществе, но особо обостряется и принимает массовый характер во времена эпидемий. Французский историк Жан Делюмо в одной из своих книг приводит отрывок из старинной хроники, в которой речь идет о крайне выраженной нозофобии, охватившей население Франции во время эпидемии чумы в 17 веке: «Люди, независимо от положения и богатства, находятся под смертельной угрозой. Страдают все — одни от болезни, другие от страха, смерть или опасность подстерегают людей на каждом шагу. Вчера ты рыл могилу; сегодня тебе роют могилу, а, может статься, похоронят нас всех вместе в одной могиле».

К четвертой группе навязчивых страхов, по Карвасарскому, относится танатофобия — страх смерти, к пятой — различные сексуальные страхи, к шестой — страхи нанести вред себе или близким, к седьмой — «контрастные» фобии (например, страх громко произнести нецензурные слова в обществе у благовоспитанного человека или страх совершить что-то непристойное у священника во время богослужения). И, наконец, восьмая группа страхов — это фобофобии, или, иначе говоря, страх перед самим страхом, страх испугаться чего-либо.

Каплан и Сэдок предлагают делить все страхи на конструктивные — представляющие собой естественный защитный механизм, помогающий лучше приспособиться к экстремальной ситуации, и патологические, являющиеся неадекватным ответом на воздействующие стимулы по своей интенсивности или длительности. Патологические страхи, по мнению авторов, могут приводить к ситуации психической болезни.

Страх и тревога изменяют течение познавательных психических процессов. Под влиянием интенсивных переживаний тревоги, паники, ужаса наблюдается дезорганизация интеллектуально-мнестической деятельности. Этот феномен, обозначаемый как «аффективная загруженность», характеризует, в частности, особенности познавательной деятельности больных пограничными нервно-психическими расстройствами, пациентов с хроническими соматическими заболеваниями. У больных неврозами при тестировании может наблюдаться снижение интеллектуального коэффициента, обусловленное не интеллектуальной недостаточностью, а, скорее, эмоциональной загруженностью: переживанием проблем, конфликтных взаимоотношений, разнообразных жизненных сложностей.

Тревога развивается по определенным закономерностям, описываемым по Ф.Б. Березину (1988) динамическим рядом состояний (тревожный ряд) в порядке нарастания тяжести, выраженности, интенсивности состояния: ощущение внутренней напряженности — гиперестезические реакции — собственно тревога — страх — ощущение неотвратимости надвигающейся катастрофы — тревожно-боязливое возбуждение. Нейрофизиологическая основа тревожных эмоциональных состояний состоит в избыточной активации неспецифической ретикуло-гиппокампальной системы. Связанные с тревогой ипохондрические проявления (гиперестезические реакции) рассматриваются как расстройство восприятия и когнитивных процессов, приводящее к усилению и неадекватной интерпретации соматических ощущений (А.Б. Холмогорова, Н.Г. Гаранян, 1999).

Под влиянием тревоги может наблюдаться не только повышение или снижение чувствительности, но также и нарушение перцептивной деятельности. При незначительно выраженной тревоге более характерным является повышение концентрации внимания с ростом эффективности аналитико-синтетической деятельности мышления (эффект мобилизации), при интенсивной тревоге — панике, ужасе — снижение концентрации внимания, нарушение оперативной памяти, понижение уровня аналитико-синтетической деятельности (эффект дезорганизации). Нарушения продуктивности мышления могут сопровождаться растерянностью, снижением волевой деятельности.

Психологическая коррекция тревоги. Каждый человек испытывает состояние тревоги, но далеко не всегда оно является поводом для обращения за консультацией к психологу или к психотерапевту. В большинстве случаев переживание тревоги, сопровождающее стрессовую жизненную ситуацию, проходит по миновании стресса. Разрешение конфликта нивелирует субъективно-неприятные переживания тревожного ряда. Однако в ряде случаев разрешение экстремальной ситуации не приводит к снижению тревоги; напротив, может происходить дальнейшее развитие тревожной реакции с генерализацией этого переживания в другие сферы жизни и межличностных отношений. Тревога захватывает всего человека и становится постоянным спутником жизни.

Психологическая работа с клиентом, который обратился по поводу тревоги, включает в себя множество аспектов. Во-первых, состояние тревоги «обрастает» дополнительными эмоциональными переживаниями и психическими состояниями. Наиболее часто эмоция тревоги «подключает», вовлекает в процесс саморазвития аффекта депрессивные переживания. Формируется единый тревожно-депрессивный синдром, в котором бывает трудно определить доминирующую роль тревоги. Также часто тревожное состояние вовлекает в структуру формирующего сложного мультимодального психического состояния астенические компоненты, связанные с хроническим психическим перенапряжением, с хроническими эмоциональными перегрузками вследствие длительного истощающего воздействия тревоги.

Тревога может скрываться и за другими эмоциональными переживаниями. Раздражительность, агрессивность, враждебность могут выступать в качестве реакций на вызывающие тревогу ситуации. Другие клиенты в подобных ситуациях, напротив, становятся сдержанными, эмоционально холодными, скованными, заторможенными, неразговорчивыми. Многоречивость, болтливость, логоррея также может быть способом маскировки тревожности. Непрерывное говорение — это своеобразная форма самозащиты, за которой важно уловить вызывающие ее чувства клиента.

Во-вторых, достаточно часто тревога выражается в манифестации соматических симптомов. На первый план в субъективном восприятии клиентом своего состояния могут выступать подъемы артериального давления, учащенное сердцебиение, внезапная слабость, головокружение, головные боли, сопровождающиеся тревогой. Большинство клиентов связывают эти приступы со специфическими ситуациями, имеющими определенное психологическое значение для клиента и провоцирующими тревожность. Например, клиент может жаловаться на то, что в присутствии жены у него болит голова. Соматические симптомы не обязательно возникают вследствие тревожности — часто они просто замещают тревожность.

В ряде случаев тревога маскируется определенными навязчивыми действиями — покусыванием губ, почесываниями, кручением пуговиц. Весь спектр навязчивых действий — от стучания пальцами по столу, навязчивого моргания глазами до переедания, чрезмерного курения, навязчивой потребности покупать часто ненужные вещи — может выражать собой тревогу вследствие конфликтной жизненной ситуации.

Клиенту очень важно выговориться и выразить словами свою тревожность, потому что в состоянии тревоги пациент практически мало воспринимает информацию или воспринимает ее очень искаженно, что реально затрудняет для консультанта установление психологического контакта. Проговаривание беспокойных переживаний клиента частично способствует освобождению клиента от чрезмерной «аффективной загруженности», снижая уровень психической напряженности — психического элемента, сопровождающего чрезмерно интенсивную или чрезмерно длительную тревогу. Дезорганизующее воздействие тревоги уменьшается.

С тревожным клиентом в ходе психологической коррекции нужно обсуждать его состояние. При взаимодействии с тревожным пациентов в ситуации психологического консультирования важно, имея в виду его постоянное «забегание вперед» с тенденцией жить будущим, фиксировать настоящее, подводя итоги, обобщая все сказанное клиентом за определенный промежуток времени. Такие обобщенные высказывания, фиксирующие основные высказанные идеи и основные отраженные в речи переживания, помогают клиенту осознавать свои текущие переживания, возвращая его в реальность. Периодическое подведение итогов и отражение эмоций клиента помогают ему осознавать то, что происходит, лучше понимать собственные чувства. Фиксация на настоящем времени, возвращение в реальность одновременно снижают уровень тревоги клиента, нивелируют интенсивность тревожно-депрессивных переживаний.

Возвращение в настоящее время может обеспечиваться также вопросом: «Что сейчас происходит?», который консультант может вставлять время от времени в быструю и сбивчивую речь тревожного клиента. Описывая настоящие мысли и переживания, клиент фиксируется на текущем моменте. Осознавание настоящего позволяет нивелировать основной элемент переживаний тревоги — ощущение угрозы. Поскольку настоящее не содержит в себе никаких угрожающих элементов, постоянное удержание реальности выравнивает фон настроения, что позволяет более точно и адекватно формулировать проблемы пациента.

В большинстве случаев, описывая настоящие переживания, клиент способен вербализовать свою тревогу в виде недифференцированных диффузных ощущений «сжатия», «давления» в области груди, «комка в горле», «тяжести в голове» и т.д. В этом случае можно попросить клиента сосредоточиться на неприятных ощущениях, подробнее рассказать о них, «побыть с ними». Иногда важно дать клиенту возможность пережить его тревогу, осознать ее субъективное содержание, прочувствовать связанные с ней ощущения. Когда клиент в полной мере осознает переживание тревоги, прочувствует ее, то можно дать ему возможность выразить эту тревогу в рисунке, в каком-то действии. Вербализация и символическое выражение тревоги дает клиент ощущение контроля над ней, что облегчает его состояние.

«Дистанцирование» с собственными чувствами в процессе психологической коррекции позволяет клиенту осознать, что его тревога — только лишь состояние, которое сопровождает его в данный момент жизни, но не захватывает его личность целиком, что тревога — это не он сам, а только лишь своеобразная декорация, на фоне которой протекает его психическая деятельность. Декорацию же всегда можно поменять, например, смоделировав, в частности, состояние «высокой радости», которое, как правило, поглощает тревогу. Таким образом, консультирование тревожных пациентов включает, как правило, не только работу с психологической проблематикой клиента, но на первых этапах и проработку его состояния тревоги с установлением дистанции в отношении тревоги и овладением тревогой как временным спутником психической жизни клиента.

Овладению клиентом своей тревогой способствует также информация о том, что такое тревога, понимание положительных сторон эмоции тревоги, ее организующей и предупреждающей об опасности психической функции. Можно дать клиенту понять, что легкая степень тревоги бывает даже необходима для более эффективного выполнения деятельности, для более полной мобилизации всех психических ресурсов человека. Не стоит бояться тревоги; лучше использовать ее в собственных целях — в целях более точного прогнозирования развития событий и психологической подготовки к ним. Консультант должен помочь клиенту конструктивно воспользоваться собственной тревогой, извлечь из нее наибольшую выгоду.

1. Александров А.А. Современная психотерапия: курс лекций – СПб.: «Академический проект», 1997. – 335 с.

2. Александровский Ю.А. Состояние психической дезадаптации и его компенсация. – М., 1992.

3. Березин Ф.Б. Психическая и психофизиологическая адаптация человека. – Л., 1988.

4. Ганзен В.А. Системные описания в психологии. – Л., 1984.

5. Зейгарник Б.В., Братусь Б.С. Очерки по психологии аномального развития личности. – М., 1992.

6. Карвасарский Б.Д. Неврозы: руководство для врачей. – М., 1980.

7. Кемпински А. Меланхолия. – СПб., 2002.

8. Китаев-Смык Л.А. Психология стресса. – М., 1988.

9. Личко А.Е. Психопатии и акцентуации характера у подростков. – Л.: Медицина, 1983.

10. Немчин Т.А. Состояния нервно-психического напряжения. – Л.,1983.

11. Паттерсон С., Уоткинс Э. Теории психотерапии. – 5-е изд. – СПб.: Питер, 2003.

12. Петровский А.В., Ярошевский М.Г. Краткий психологический словарь. – 2-е изд. – Ростов-на-Дону, 1998.

13. Собчик Л.Н. Психология индивидуальности: теория и практика психодиагностики. – СПб.: Речь, 2003.

14. Соколов Е.И., Белова Е.В. Эмоции и патология сердца. – М.: Медицина, 1983.

15. Тарабрина Н.В. Практикум по психологии посттравматического стресса. – СПб., 2001.

16. Ханин Ю.Л. Исследование тревоги в спорте // Вопросы психологии. – 1978. – № 6.

17. Холмогорова А.Б., Гаранян Н.Г. Эмоциональные расстройства и современная культура на примере соматоформных, депрессивных и тревожных расстройств // Московский психотерапевтический журнал. – 1999. – № 2.

Ссылка для цитирования

Соловьева С.Л. Тревога и тревожность: теория и практика [Электронный ресурс] // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. – 2012. – N 6 (17). – URL: http://medpsy.ru (дата обращения: чч.мм.гггг).

Все элементы описания необходимы и соответствуют ГОСТ Р 7.0.5-2008 «Библиографическая ссылка» (введен в действие 01.01.2009). Дата обращения [в формате число-месяц-год = чч.мм.гггг] – дата, когда вы обращались к документу и он был доступен.

Источник:
Тревога и тревожность: теория и практика
Соловьева Светлана Леонидовна – доктор психологических наук, профессор, заведующий кафедрой психологии и педагогики Северо-Западного государственного медицинского университета им. И.И.
http://www.medpsy.ru/mprj/archiv_global/2012_6_17/nomer/nomer14.php

COMMENTS