Русские женщины

10 фраз, которые ни при каких условиях нельзя говорить русской женщине

10 фраз, которые ни при каких условиях нельзя говорить русской женщине

Говорят, что чужая душа потемки, а уж если это душа русской женщины, то тем более без сто грамм не разберешься. И почему только к нашим замечательным, красивым, заботливым женщинам не прилагается инструкция по применению? Ведь в этом случае общение с ними стало бы намного проще, и мужчины не совершали бы ошибок, произнося эти 10 фраз, из-за которых Марьи-искусницы превращаются в Медуз Горгон.

Единственный человек, который может ругать и недолюбливать внешность русской женщины — это она сама. Все остальные должны считать ее первой красавицей, богиней и смотреть на нее с обожанием.

Это запретная фраза. И уж тем более не стоит говорить женщине, что "ее разнесло" или, не дай Бог, что "она толстая". Причем даже если так оно и есть. Поверьте, лучше говорить, что она прекрасна такая, какая есть, иначе хлопот не оберетесь.

Помните, как в фильме "Высота" Катя выгнала Николая после того, как он назвал ее светофором и намекнул, что в таком виде только по Южной Америке и разгуливать? Что ж, примерно то же самое ждет и вас, если вы позволите себе заметить, что у вашей дамы (или даже просто подруги) слишком броский макияж, тональник не в тон, неподходящее платье или прическа растрепалась.

Понятное дело, что вы беспокоитесь не только о своем удовольствии, но и ее и хотите, чтобы дела постельные улучшились. Но женщине это не втемяшить. Она непременно оскорбится или, того хуже, решит, что вы ей изменяете. Так что лучше не рисковать.

Никогда, слышите, никогда не намекайте женщине на то, что она плохо готовит. Даже если ее варево невозможно есть — давитесь, но хвалите. Причем обида будет присутствовать даже, если на самом деле готовит она неплохо, но почему-то именно это блюдо у нее вышло не очень. Не берите пример с Ипполита из "Иронии судьбы", не говорите "Какая гадость эта ваша заливная рыба".

Вы намекаете ей, что неплохо было бы хоть немного прибраться в доме, но она слышит обвинения в том, что она плохая хозяйка. А ведь это одно из самых больших оскорблений, даже если у нее действительно в раковине стоит немытая посуда, на запыленном столе "записаны важные телефоны", а уж про влажную уборку она, похоже, никогда не слышала. Лучше делать вид, что вас все устраивает, иначе вас быстро выставят из дома.

Даже если ваша бывшая действительно была богиней в постели, варила вам каждый день борщи, а в доме все сверкало, не стоит упоминать об этом при вашей настоящей девушке, а уж тем более сравнивать двух женщин между собой. Ибо зачем вы тогда ушли от нее, если она была такая замечательная?

А лучше вообще не сравнивайте свою женщину с другими, будь то жена друга, мама или ваша подруга. Причем она оскорбится, даже если вы никого не сравнивали, а просто сообщили о достижениях другой женщины. Помните, что войну объявят не только вам, но и той, другой женщине.

Одна только эта фраза может навеки испортить ваши отношения. Ведь каждой русской женщине необходимо, чтобы ее если и не боготворили, то хотя бы говорили, что таких, как она, больше нет. Если же вы сообщаете ей, что она лишь одна из многих, она очень сильно обижается.

Самое большое оскорбление для русской женщины — намеки на то, что она плохая мать. Причем, даже если так и есть. Пусть вы не согласны с ее методами воспитания, не вмешивайтесь в процесс: в лучшем случае на вас наорут, а в худшем — выставят вон.

Источник:
10 фраз, которые ни при каких условиях нельзя говорить русской женщине
10 фраз, которые ни при каких условиях нельзя говорить русской женщине Говорят, что чужая душа потемки, а уж если это душа русской женщины, то тем более без сто грамм не разберешься. И почему
http://onedio.ru/news/10-fraz-kotorye-ni-pri-kakih-usloviyah-nelzya-govorit-russkoj-zhenshine-20116

Русские женщины

На диво слаженный возок;

Сам граф-отец не раз, не два

Его попробовал сперва.

Шесть лошадей в него впрягли,

Фонарь внутри его зажгли.

Сам граф подушки поправлял,

Медвежью полость в ноги стлал,

Творя молитву, образок

Повесил в правый уголок

И — зарыдал. Княгиня-дочь.

Куда-то едет в эту ночь.

Друг другу, но, родной,

Скажи, что ж больше делать нам?

Поможешь ли тоской!

Один, кто мог бы нам помочь

Теперь. Прости, прости!

Благослови родную дочь

И с миром отпусти!

Увы! надежды нет.

Прости и знай: твою любовь,

Последний твой завет

Я буду помнить глубоко

В далекой стороне.

Не плачу я, но не легко

С тобой расстаться мне!

И выше и трудней,

Меня зовет. Прости, родной!

Напрасных слез не лей!

Далек мой путь, тяжел мой путь,

Страшна судьба моя,

Но сталью я одела грудь.

Гордись — я дочь твоя!

Прости, несчастный край!

И ты. о город роковой,

Гнездо царей. прощай!

Кто видел Лондон и Париж,

Того ты блеском не прельстишь,

Но был ты мной любим —

Прошла в стенах твоих,

Твои балы любила я,

Катанья с гор крутых,

Любила плеск Невы твоей

В вечерней тишине,

И эту площадь перед ней

С героем на коне.

Расскажут нашу быль.

А ты будь проклят, мрачный дом,

Где первую кадриль

Я танцевала. Та рука

Досель мне руку жжет.

Катится городом возок.

Вся в черном, мертвенно бледна,

Княгиня едет в нем одна,

А секретарь отца (в крестах,

Чтоб наводить дорогой страх)

С прислугой скачет впереди.

Ямщик столицу миновал.

Далек княгине путь лежал,

Была суровая зима.

На каждой станции сама

Выходит путница: «Скорей

И сыплет щедрою рукой

Червонцы челяди ямской.

Но труден путь! В двадцатый день

Едва приехали в Тюмень,

Еще скакали десять дней,

Сказал княгине секретарь.

Не ездит так и государь. »

Дорога всё трудней,

Но грезы мирны и легки —

Приснилась юность ей.

Богатство, блеск! Высокий дом

Обита лестница ковром,

Перед подъездом львы,

Изящно убран пышный зал,

Огнями весь горит.

О радость! нынче детский бал,

Чу! музыка гремит!

Ей ленты алые вплели

В две русые косы,

Цветы, наряды принесли

Пришел папаша — сед, румян, —

К гостям ее зовет.

«Ну, Катя! чудо-сарафан!

Он всех с ума сведет!»

Ей любо, любо без границ.

Кружится перед ней

Цветник из милых детских лиц,

Головок и кудрей.

Нарядны дети, как цветы,

Плюмажи, ленты и кресты,

Со звоном каблуки.

Танцует, прыгает дитя,

Не мысля ни о чем,

И детство резвое шутя

Другое время, бал другой

Ей снится: перед ней

Стоит красавец молодой,

Он что-то шепчет ей.

Потом опять балы, балы.

Она — хозяйка их,

У них сановники, послы,

Весь модный свет у них.

«О милый! что ты так угрюм?

— Дитя! мне скучен светский шум,

Уйдем скорей, уйдем! —

И вот уехала она

С избранником своим.

Пред нею чудная страна,

Пред нею — вечный Рим.

Ах! чем бы жизнь нам помянуть —

Не будь у нас тех дней,

Когда, урвавшись как-нибудь

Из родины своей

И скучный север миновав,

Примчимся мы на юг.

До нас нужды, над нами прав

Ни у кого. Сам-друг

Всегда лишь с тем, кто дорог нам,

Живем мы, как хотим;

Сегодня смотрим древний храм,

А завтра посетим

Дворец, развалины, музей.

Как весело притом

Делиться мыслию своей

С любимым существом!

Под обаяньем красоты,

Во власти строгих дум,

По Ватикану бродишь ты

Подавлен и угрюм;

Отжившим миром окружен,

Не помнишь о живом.

Зато как странно поражен

Ты в первый миг потом,

Когда, покинув Ватикан,

Вернешься в мир живой,

Где ржет осел, шумит фонтан,

Торговля бойкая кипит,

Кричат на все лады:

«Кораллов! раковин! улит!

Танцует, ест, дерется голь,

И косу черную как смоль

Старуха чешет. Жарок день,

Несносен черни гам,

Где нам найти покой и тень?

Заходим в первый храм.

Не слышен здесь житейский шум,

И полусумрак. Строгих дум

Опять душа полна.

Святых и ангелов толпой

Вверху украшен храм,

Порфир и яшма под ногой

И мрамор по стенам.

Как сладко слушать моря шум!

Сидишь по часу нем,

Неугнетенный, бодрый ум

Работает меж тем.

До солнца горною тропой

Какое утро пред тобой!

Как дышится легко!

Но жарче, жарче южный день,

На зелени долин

Росинки нет. Уйдем под тень

Княгине памятны те дни

Прогулок и бесед,

В душе оставили они

Но не вернуть ей дней былых,

Тех дней надежд и грез,

Как не вернуть потом о них

Пролитых ею слез.

Исчезли радужные сны,

Пред нею ряд картин

Забитой, загнанной страны:

И жалкий труженик-мужик

С понурой головой.

Как первый властвовать привык,

Как рабствует второй!

Ей снятся группы бедняков

На нивах, на лугах,

Ей снятся стоны бурлаков

На волжских берегах.

Наивным ужасом полна,

Она не ест, не спит,

Засыпать спутника она

«Скажи, ужель весь край таков?

Довольства тени нет. »

— Ты в царстве нищих и рабов! —

Короткий был ответ.

Она проснулась — в руку сон!

Чу, слышен впереди

Печальный звон — кандальный звон!

То ссыльных партия идет,

Больней заныла грудь.

Княгиня деньги им дает, —

Ей долго, долго лица их

И не прогнать ей дум своих,

Не позабыться сном!

«И та здесь партия была.

Да. нет других путей.

Но след их вьюга замела.

Скорей, ямщик, скорей. »

Чем дале на восток;

На триста верст какой-нибудь

Зато как радостно глядишь

На темный ряд домов,

Но где же люди? Всюду тишь,

Не слышно даже псов.

Под кровлю всех загнал мороз,

Чаек от скуки пьют.

Прошел солдат, проехал воз,

Куранты где-то бьют.

Замерзли окна. огонек

В одном чуть-чуть мелькнул.

Собор. на выезде острог.

Ямщик кнутом махнул:

Последний дом исчез.

Направо — горы и река,

Налево — темный лес.

Кипит больной, усталый ум,

Бессонный до утра,

Тоскует сердце. Смена дум

Княгиня видит то друзей,

То мрачную тюрьму,

И тут же думается ей —

Бог знает почему,

Что небо звездное — песком

А месяц — красным сургучом

Пропали горы; началась

Равнина без конца.

Еще мертвен! Не встретит глаз

Ямщик, бурят степной.

Княгиня пристально глядит

И думает с тоской:

Сюда-то жадный человек

За золотом идет!

Оно лежит по руслам рек,

Оно на дне болот.

Трудна добыча на реке,

Болота страшны в зной,

Но хуже, хуже в руднике,

Глубоко под землей.

Там гробовая тишина,

Там безрассветный мрак.

Зачем, проклятая страна,

Нашел тебя Ермак.

Опять взошла луна.

Княгиня долго не спала,

Тяжелых дум полна.

Уснула. Башня снится ей.

Она вверху стоит;

Знакомый город перед ней

К обширной площади бегут

Чиновный люд, торговый люд,

Пестреют шляпки, бархат, шелк,

Стоял уж там какой-то полк,

Пришли еще полки,

Побольше тысячи солдат

Они чего-то ждут.

Народ галдел, народ зевал,

Едва ли сотый понимал,

Что делается тут.

Зато посмеивался в ус,

Лукаво щуря взор,

Знакомый с бурями француз,

Приспели новые полки:

Ответ им — пули и штыки,

Сдаваться не хотят.

Какой-то бравый генерал,

Влетев в каре, грозиться стал —

С коня снесли его.

Другой приблизился к рядам:

Явился сам митрополит

С хоругвями, с крестом:

Падите пред царем!»

Солдаты слушали, крестясь,

Но дружен был ответ:

— Уйди, старик! молись за нас!

Тебе здесь дела нет. —

Тогда-то пушки навели,

Сам царь скомандовал: «Па-ли. »

Источник:
Русские женщины
На диво слаженный возок; Сам граф-отец не раз, не два Его попробовал сперва. Шесть лошадей в него впрягли, Фонарь внутри его зажгли. Сам граф подушки поправлял, Медвежью полость в
http://ilibrary.ru/text/1078/p.1/index.html

Русские женщины

И зрелые женщины ухоженные, аккуратные.Не говорю, что все. Но многие. У нас , наоборот.На примере моей мамы. Она вообще не красится, только крем и то когда лицо начинает шелушиться. Над нарядом не заморачивается. Старается не выделяться.

Почему у нас в России так принято заморачиваться над нарядом, обязательно женственно. а у них так, притом их европейские мужчины тоже любят.

И кто по вашему мнению привлекательнее?

Солнышко не солнышко, а ухоженне Карла)

Вообще. красивая француженка — это редкость. Вот поэтому они так тщательно и ухаживают за собой. А наши девушки не всегда ценят то, что им природа дала.

Все кудрявые. ))) Опять же я обобщаю)

Принять бы себя такой какая и есть..

постараюсь найти это видео и поделиться с Вами.

А лично мое мнение. Наш образ жизни и приоритеты существенно отличаются от европейских.

А чем образ жизни отличается то?)))

но стоит выйти на улицу и встретишь людей по определению — мужчина, только по тому что, что-то там есть между ног и это что-то движет им, но никак не отцовство

Сейчас прочитала в докладе "Стереотипы о русских", цитирую:

"Итак, черты русской женщины — физическая и нравственная сила, забота, жалость, жертвенность, асексуальность. Несложно заметить, что все перечисленные качества относятся к материнскому архетипу. Русская женщина — это прежде всего женщина-мать."

По поводу того что иностранцы любят славянок :).

Мне кажется это не более чем миф, возможно он из 90-х когда наших девочек крупным оптом увозили за рубеж.

Как-то не хочется в это верить, а столько по улице примеров ходит. То ли у наших женщин нет такого богатого исторического опыта (моя мама тоже совсем не пользуется косметикой и не пытается как-то наряжаться), то ли они перестают в какой-то момент жить для себя. Хочется говорить "они", ведь с нами все будет по-другому?

Хочу жить и полной жизнью.

А их мужчины точно так же смеются над нелепостью русских,просто,как сказал нам с мужем один француз,русские женщины-легкая добыча для легких отношений.

Да ладно, хотите сказать с утра в автобусе \метро все такие суперестественные ? С естественной укладкой и своим цветом волос?)))

Ну я во в автобусе не езжу.

И все равно Вы приувеличиваете, описали какую-то быдлату и колхозниц.

Кстати, стала видеть девушек крашеных, но под натуральность (в отличии от 1999 г).

Я про автобусный тур имела ввиду.

Каждая третья мукла

но даже я всех кого видела, это страшные, разукрашенные, надутые заамерикосиные девицы, а да и еще псинка под мышкой и накрашенными когтями — ужас

Я когда приехала В Амстердам, мне стало так легко не представляете.

Я шла и никто не обращал внимания на мои серые треники, которыми H&M снабдила всю Европу. Было круто, оказаться, этакой "серой" мышкой.

В Париже я уже начала нервничать. НИКТО не обращает внимания! Не смотрит! Не делает комплиментов!

На наш удивленный вопрос а как вы узнали что мы русские получили ответ: наших всегда легко отличить.

Компилемнт русским или нет. не знаю 🙂

Был у меня опыт близкий опыт общения с европейцем, так вот он наверное сам того не подозревая, сделал мне шикарный комплимент, сказав, что все-таки как-то не особо я похожа на украинку, внешность — да, но все равно не похоже. Таки выпытала почему — отсутствие крашеных в неестественные цвета волос, слишком вызывающей одежды и почему-то огромных очков)))

Поэтому секрет все-таки довольно прост, я думаю — все должно быть в меру и к месту. Днем — серая мышь) Вечером можно и каблуки и все что угодно)

но знаю девушек, которым вечером некуда и не с кем пойти поэтому пялят все на себя днем в офис =(

Когда на работу в офис одеваются не как на работу, а как в место, где можно с кем-то познакомиться.

Блин, все-таки, такой стереотип сущесвует.

Но блин в Советском Союзе такие красавицы были!

Очень нравится фильмы тех времен, фото.

Результат был неутешительный.

если мало денег то даже на рынке можно найти хорошие подделки под масс-маркет бренды.

Был он даже у простых женщин. Моя мама одевалась в магазине "Березка", правда и туда доступ был не у всех.

А то что чувство стиля и вкуса не зависит от достатка, согласна

Наблюдение одной женщины, долгое время жившей в Европе: евр. девушки больше внимания уделяют ухаживающей косметике, наши же — декоративной:)

характеризирует все пост советские страны .

что касается городов, и что касается девушек..

Есть в Стамбуле так называемый русский район Лалели-там есть определённый контингент-девушки из Лалели-русские, украинки, молдаванки и прочие выходцы из стран содружества-обычно продавщицы в тех магазинах, ассортимент которых ориентирован на нашу публику. одеваются эти девушки, надо полагать, в тех магазинах тоже, потому что мода для русских и для остального мира—это два разных направления турецкой лёгкой промышленности. и знаете, мне неприятно даже общаться с этими девушками из Лалели—понимаешь сразу, откуда эти идиотские стереотипы о русских. Пускай уж лучше меня принимают за немку, румынку, англичанку и прочее (видно всё равно, что я иностранка), но мне ужасно неприятно, если со мною на улице начинают заговаривать на ломаном русском—это как плевок, чесс слово. неуважение к нам как к нации. заговорить вот так просто с турчанкой—это неприлично даже, а с нами можно всё.

Наболело. Поэтому на вопрос откуда я, я с гордостью говорю, что украинка лишь после того, как собеседник уже раз 5 неудачно попытался угадать, откуда я.

Сколько нацарапала:)) Наболело прям:))

Может кто-то скажет наговариваю, не у всех, но почему-то других иностранцев прямо вылизывают.

Даже в Москве! Зашла в сувенирную лавку, и там были иностранцы, ох как перед ними выстилались. Надо себя в первую очередь уважать, а уже потом других.

Это я про иностранцев. У нас все делается для них.

До американцев там отдыхали 3 смены наши российские дети. А тут должны приехать американцы! И биотуалеты заказали и ванну достроили и куча всего. Ну а российским детям итак сойдет.

Источник:
Русские женщины
И зрелые женщины ухоженные, аккуратные.Не говорю, что все. Но многие. У нас , наоборот.На примере моей мамы. Она вообще не красится, только крем и то когда лицо начинает шелушиться. Над нарядом не
http://helpster.ru/page.php?id_n=1531

Русские женщины

Зимней ночью 1826 г. княгиня Екатерина Трубецкая отправляется вслед за мужем-декабристом в Сибирь. Старый граф, отец Екатерины Ивановны, со слезами стелет медвежью полость в возок, который должен навсегда увезти из дому его дочь. Княгиня мысленно прощается не только с семьёй, но и с родным Петербургом, который любила больше всех виденных ею городов, в котором счастливо прошла её молодость. После ареста мужа Петербург стал для неё роковым городом.

Несмотря на то что на каждой станции княгиня щедро награждает ямскую челядь, путь до Тюмени занимает двадцать дней. По дороге она вспоминает детство, беспечную юность, балы в отцовском доме, на которые съезжался весь модный свет. Эти воспоминания сменяются картинами свадебного путешествия по Италии, прогулок и бесед с любимым мужем.

Дорожные впечатления составляют тяжёлый контраст с её счастливыми воспоминаниями: наяву княгиня видит царство нищих и рабов. В Сибири на триста вёрст попадается один убогий городок, жители которого сидят по домам из-за страшного мороза. «Зачем, проклятая страна, нашёл тебя Ермак?» — в отчаянии думает Трубецкая. Она понимает, что обречена закончить свои дни в Сибири, и вспоминает события, предшествовавшие её путешествию: восстание декабристов, свидание с арестованным мужем. Ужас леденит ей сердце, когда она слышит пронзительный стон голодного волка, рёв ветра по берегам Енисея, надрывную песню инородца, и понимает, что может не доехать до цели.

Однако после двух месяцев пути, расставшись с захворавшим спутником, Трубецкая все же прибывает в Иркутск. Иркутский губернатор, у которого она просит лошадей до Нерчинска, лицемерно уверяет её в совершенной своей преданности, вспоминает отца княгини, под началом которого служил семь лет. Он уговаривает княгиню вернуться, взывая к её дочерним чувствам, — та отказывается, напоминая о святости супружеского долга. Губернатор пугает Трубецкую ужасами Сибири, где «люди редки без клейма, и те душой черствы». Он объясняет, что ей придётся жить не вместе с мужем, а в общей казарме, среди каторжников, — но княгиня повторяет, что хочет разделить все ужасы жизни мужа и умереть рядом с ним. Губернатор требует, чтобы княгиня подписала отреченье от всех своих прав, — та без раздумий соглашается оказаться в положении нищей простолюдинки.

Неделю продержав Трубецкую в Нерчинске, губернатор заявляет, что не может дать ей лошадей: она должна следовать далее пешим этапом, с конвоем, вместе с каторжниками. Но, услышав её ответ: «Иду! Мне всё равно!» — старый генерал со слезами отказывается более тиранить княгиню. Он уверяет, что делал это по личному приказу царя, и приказывает запрягать лошадей.

Желая оставить внукам воспоминания о своей жизни, старая княгиня Мария Николаевна Волконская пишет историю своей жизни.

Родилась она под Киевом, в тихом имении отца, героя войны с Наполеоном генерала Раевского. Маша была любимицей семьи, училась всему, что нужно было юной дворянке, а после уроков беззаботно пела в саду. Старый генерал Раевский писал воспоминания, читал журналы и задавал балы, на которые съезжались бывшие его соратники. Царицею бала всегда была Маша — голубоглазая, черноволосая красавица с густым румянцем и гордой поступью. Девушка легко пленяла сердца гусаров и улан, стоявших с полками близ имения Раевских, но никто из них не трогал её сердца.

Едва Маше исполнилось восемнадцать лет, отец подыскал ей жениха — героя войны 1812 года, раненного под Лейпцигом, любимого государем генерала Сергея Волконского. Девушку смущало то, что жених был много её старше и она совсем его не знала. Но отец строго сказал: «Ты будешь с ним счастлива!» — и она не посмела возражать. Свадьба состоялась через две недели. Маша нечасто видела мужа после свадьбы: он беспрестанно был в служебных разъездах, и даже из Одессы, куда наконец-то отправился отдохнуть с беременной женой, князь Волконский неожиданно вынужден был отвезти Машу к отцу. Отъезд был тревожным: Волконские уезжали ночью, сжигая перед этим какие-то бумаги. Увидеться с женою и первенцем-сыном Волконскому довелось уже не под родною кровлей.

Роды были тяжёлыми, два месяца Маша не могла оправиться. Вскоре после выздоровления она поняла, что домашние скрывают от неё судьбу мужа. О том, что князь Волконский был заговорщиком и готовил низверженье властей, Маша узнала только из приговора — и тут же решила, что отправится вслед за мужем в Сибирь. Её решение только укрепилось после свидания с мужем в мрачной зале Петропавловской крепости, когда она увидела тихую печаль в глазах своего Сергея и почувствовала, как сильно любит его.

Вскоре Мария Николаевна получила письмо от царя, в котором он учтиво восхищался её решимостью, давал разрешение на отъезд к мужу и намекал, что возврат безнадёжен. В три дня собравшись в дорогу, Волконская провела последнюю ночь у колыбели сына.

Прощаясь, отец под угрозой проклятия велел ей вернуться через год.

На три дня остановившись в Москве у сестры Зинаиды, княгиня Волконская сделалась «героинею дня», ею восхищались поэты, артисты, вся знать Москвы. На прощальном вечере она встретилась с Пушкиным, которого знала ещё с девической поры. В те давние годы они встречались в Гурзуфе, и Пушкин даже казался влюблённым в Машу Раевскую — хотя в кого он не был тогда влюблён! После он посвятил ей чудные строки в «Онегине». Теперь же, при встрече накануне отъезда Марии Николаевны в Сибирь, Пушкин был печален и подавлен, но восхитился подвигом Волконской и благословил.

По дороге княгиня встречала обозы, толпы богомолок, казённые фуры, солдат-новобранцев; наблюдала обычные сцены станционных драк. Выехав после первого привала из Казани, она попала в метель, ночевала в сторожке лесников, дверь которой была придавлена камнями — от медведей. В Нерчинске Волконская к радости своей догнала княгиню Трубецкую и от неё узнала, что их мужья содержатся в Благодатске. По дороге туда ямщик рассказывал женщинам, что возил узников на работу, что те шутили, смешили друг дружку — видно, чувствовали себя легко.

Ожидая разрешения на свидание с мужем, Мария Николаевна узнала, куда водят на работу узников, и отправилась к руднику. Часовой уступил рыданиям женщины и пропустил её в рудник. Судьба берегла её: мимо ям и провалов она добежала до шахты, где в числе других каторжников работали декабристы. Первым её увидел Трубецкой, затем подбежали Артамон Муравьёв, Борисовы, князь Оболенский; по лицам их текли слезы. Наконец княгиня увидела мужа — и при звуках милого голоса, при виде оков на его руках поняла, как много он страдал. Опустившись на колени, она приложила к губам оковы — и весь рудник замер, в святой тишине деля с Волконскими горе и счастье встречи.

Офицер, ожидавший Волконскую, обругал её по-русски, а муж сказал ей вслед по-французски: «Увидимся, Маша, — в остроге!»

Источник:
Русские женщины
Зимней ночью 1826 г. княгиня Екатерина Трубецкая отправляется вслед за мужем-декабристом в Сибирь. Старый граф, отец Екатерины Ивановны, со слезами стелет медвежью полость в возок, …
http://briefly.ru/nekrasov/russkie_zhencshiny/

COMMENTS