Навязчивость психология

Навязчивость психология

Навязчивые мысли, идеи, образы в патопсихологии принято называть обсессиями. Они могут представлять собой отдельный синдром, а могут сочетаться с компульсивным расстройством, тогда пациенты страдают не только от мыслей, но и от того, что они навязывают им какие-то действия. Впервые симптомы были описаны ещё в 1614 году Феликсом Платером. Навязчивость характерна тем, что вызывает негативные эмоции, которые называют дистрессом.

Классифицировать все обсессии трудно, а может быть и невозможно. Некоторые учёные считают, что ещё и не нужно, так как это только вызовет путаницу. Действительно, многие попытка классифицирования в чём-то напоминают попытки классификации кошмарных снов по их сюжету, хотя на самом деле — не так уж и важно, что именно видел пациент во сне, важно лишь то, что он испытывал и испытывает в результате.

Учёным до сих пор не удалось установить, что является причиной обсессивного синдрома. Как всегда в подобных случаях выдвигаются различные гипотезы. Их авторы выделяют биологические, психологические и социальные факторы. Основная сложность в том, что чаще всего навязчивость — это в психологии нечто, что протекает на фоне других нарушений, а этиология последних тоже в точности не известна.

Обсессии принято отделять от фобий и других иррациональных страхов. Однако какие-то элементы фобий в них всё же прослеживаются. Интересно, что описание первых исследователей и сделанные ими выводы не всегда совпадают с клинической картиной, какой она наблюдается в реальности. Так, русские и советские специалисты С. А. Суханов, В. П. Осипов и В. М. Блейхер считали, что страдающие неврозом люди сохраняют ясность мышления и способность критически оценивать своё состояние. На самом деле так дела обстоят далеко не во всех случаях. Скорее всего на заре работы в этом направлении психологи ещё не имели большого фактического материала. Не исключено, что способность критических суждений сохраняется в том случае, если ОКР не приходится на шизоидный психоз или подобные серьёзные нарушения и расстройства.

Известен случай, когда женщина горячо любила своего новорожденного ребёнка, но боялась того, что она может его убить. Не нечаянно, а сознательно… Или история с юристом, который опасался написать нечаянно что-то такое, что может повлечь за собой судебное преследование и каторгу. В обоих случаях страдающие расстройством люди не имели чёткой уверенности в том, сделают они или уже сделали что-то на самом деле.

Обсессивно-компульсивным типам личности свойственно сомневаться. К примеру, к этому разряду относится страх, не фобия, а навязчивые мысли, оставить включенным газ или утюг. Далеко не всегда больные могут только думать и вспоминать в каком состоянии остался прибор или горелка. Некоторые возвращаются домой, убеждаются в том, что всё в порядке, идут по своим делам, но мысли возвращаются вновь. Тогда они снова идут проверять состояние того, что может быть опасным. Скорее всего здесь и проходит грань между способностью критически оценивать ситуацию и её утратой.

Обсессии могут переходит в фобии или бред. Да, тогда они перестают быть обсессиями, но бред и фобия всё равно могут сопровождаться компульсиями. В любом случае мы имеем дело с иррациональностью, которая имеет характерные черты, но принципиально не отличается от всякой другой. ОКР принято относить к неврозам по нескольким причинам.

  1. В номинальном состоянии, без обострения какого-то другого серьёзного расстройства, нарушение носит обратимый характер. Процент исцелённых или исцелившихся не так уж и мал. Более того, имеются и примеры самостоятельного исчезновения обсессий без видимых причин.
  2. Страдающие ОКР люди практически полностью не опасны для социума. Женщина, которая любила своего младенца и боялась его убить, этого не сделала и сделать не могла. Обсессия это не мания и не агрессии, не девиация, а страх быть маньяком, агрессором и девиантом. Страх в одном гражданине не делает никакой опасности другим. Правда, какой-то моральный дискомфорт всё же может быть спровоцирован.

Это не говорит о том, что ОКР приносит незначительные страдания самим больным и их близким. В случае с необходимостью многократно проверять, не включен ли утюг придётся опоздать на работу. И это ещё пустяки… Больные сами пишут на себя заявления в полицию, утверждая в таких о своей готовности совершить какие-то преступления, докучают родственникам многократными звонками — проверяют всё ли с ними в порядке.

В случае с параллельным шизоидным психозом это может принять неприятные формы. Вместо звонков начинаются поиски несчастных родственников и друзей везде и всюду. Преследуют навязчивые мысли о том, что родные лежат сраженные чем-то и им требуется скорая помощь.

Учитывая огромное число видов и типов обсессий сказать что-либо определённое о перспективах выздоровления очень сложно. Больным или почти больным людям лучше всего не откладывать дело в долгий ящик и принять меры к самостоятельному немедикаментозному лечению. Если же размышления, психоанализ, медитации и подобные приёмы ничего не дадут, то нужно обратиться к специалисту.

Источник:
Навязчивость психология
Навязчивость: что это такое в психологии, как проявляется данное свойство человека? Особенности навязчивости, как с ней бороться.
http://psycholekar.ru/okr/entsiklopediya/navyazchivost.html

Навязчивость психология

Навязчивости – это, согласно классическому определению германского психиатра Карла Вестфаля (1877), разнообразные душевные трудности (тягостные мысли, переживания, желания, действия, страхи), которые навязываются человеку в душу против его воли и при более или менее ясном понимании этим человеком их ненужности, безосновательности.

Говорю здесь о «более или менее ясном понимании» потому, что если испугается человек своих навязчивых мыслей, например о «страшной болезни», то в этой охваченности-захлестнутости испугом обычно трудно быть уверенным вообще в чем-то хорошем. Именно осознанным чувством-переживанием чуждости содержания своих навязчивостей (мыслей, желаний, страхов) – хотя и своих собственных по происхождению, из своей собственной души – навязчивости отличаются от душевных трудностей, расстройств иной природы: бреда, сверхценных идей, болезненных (тревожных) сомнений (о них расскажу в будущем).

Во всяком случае, успокоившись, человек отчетливо понимает неуместность, нелепость, неправильность (а то и скажет – «идиотизм») содержания своих навязчивостей, их чужеродность собственному мироощущению, образу мыслей: то есть переживающий навязчивости критичен к их безосновательному содержанию. Так, в случае навязчивого страха заражения с бесконечным мытьем рук человек убежден, что страх его нелогичен. Да, глупо мыть руки почти в кипятке, «до дыр», много раз мылить яблоко и много раз после этого ошпаривать его кипятком, но все же человек совершает все это какое-то большое количество раз, достаточное, чтобы смягчить внутреннюю душевную напряженность, лежащую в основе навязчивостей.

Вот мы и дошли до той «душевной напряженности» (тягостной или радостной), которая есть основа наших горестей и вдохновения, с которой начинаются любые, даже, кажется, сугубо мыслительные страдания и радости.

На какой же личностной почве вызревают навязчивости? Навязчивостей неистребимое множество-разнообразие, и у каждой формы навязчивости, конечно же, своя, предпочтительная личностная почва.

Самые частые в жизни из мучительных навязчивостей – это навязчивые страхи (фобии, от греч phobos – страх) и навязчивые желания-влечения с чувством принуждения к выполнению: с чувством, происходящим как бы не извне (будто кто-то принуждает), а изнутри самого страдающего навязчивостью. Эти «принудительные» навязчивости в мировой психиатрии принято называть обсессивно-компульсивными расстройствами (обсессия – от лат. obsessio – обложение, осада, блокада; компульсия – от лат. compulsio – принуждение).

Фобии – навязчивые страхи конкретного содержания, как бы набрасывающиеся, наплывающие на человека, пассивно навязывающиеся, охватывающие его лишь в определенной («фобической») обстановке и обычно сопровождающиеся бурными вегетативными дисфункциями (сердцебиение, затруднение дыхания, обильный пот и т. п.).

При агорафобии (греч. agoraphobia – страх площадей) навязчивый страх, что случится нечто ужасное (инсульт, инфаркт, вообще неизвестно что) и никто в эту же минуту не поможет, возникает у человека лишь там, где ему, действительно, трудно (или некому) помочь в ту же минуту (вдалеке от больницы, аптеки, врача, человека, который отнесет к врачу, и т. п.). Агорафобическое расстройство может случиться не только на безлюдной площади или в дикой степи, но и в пустой квартире, если там человеку с готовностью к страху не на кого опереться при мысли, что вдруг что-то страшное с ним произойдет.

Многие «канцерофобии» («страхи рака»), «сифилофобии», «спидофобии» и т. п. не есть в строгом смысле фобии, особенно если не обнаруживается отчетливо критическое понимание беспочвенности, неразумности этих страхов. Чаще это иные навязчивости, болезненные сомнения (опасения), сверхценные идеи, а то и бред.

К фобиям обычно предрасположены люди с красочно-образным, эмоциональным мышлением и в то же время с известной душевной инертностью, неуверенностью в себе, тревожностью, врожденной бурно-вегетативной неустойчивостью. Именно у них душевная напряженность (врожденно психопатическая или вызванная каким-то неразрешимым конфликтом и т. д.) содержательно конкретизируется как страх чего-то ярко-отчетливо представившегося ужасного. Например – «ах, лежу с остановившимся сердцем на площади и некому мне помочь, вызвать „скорую“, проводить в больницу, умираю». Благодаря тревожной инертности, эта красочная картина в воображении все повторяется-включается в конкретной фобической обстановке (открытые или замкнутые пространства и т. д.) вкупе с вегетативной бурей.

Если упомянутая выше «фобически-невротическая логика» болезненного расстройства размывается-распадается (например, при клаустрофобии пациенту страшно в поезде, но неожиданно легко-спокойно в самолете), речь, скорее, уже идет не о легкой, невротической, фобии, а о более тяжелой, депрессивной, фобии.

Обсессии-компульсии – спонтанные навязчивые переживания-действия, в отличие от фобий, не требующие для своего возникновения какой-то определенной обстановки. Хотя, конечно, они и зависят от того, что видится и слышится человеку вокруг в мире. Так, навязчивое желание порезать кого-то ножом обостряется при виде ножа или даже только при упоминании о бритве или другом режущем предмете (например, в телевизионной рекламе). Навязчивое бесконечное мытье рук в страхе мнимого загрязнения-заражения. Навязчивый страх буквы «о» («круг замкнулся, смерть») при чтении книги, с сильным желанием все время ручкой затушевывать эту букву, чтобы не случилось плохого. Навязчивое стремление возле своего дома прикоснуться безымянным пальцем левой руки к носку правого ботинка (чтобы тоже «все было хорошо»). И т. д.

В психиатрии немецкого языка обсессии-компульсии часто называют «ананказмами» (греч. anancasmus – вынуждать, заставлять; Ананке – древнегреческая богиня судьбы-неизбежности). Однако обсессии-компульсии зловещего содержания (кому-то принести какой-то серьезный вред: например, ударить, порезать, выбросить ребенка из окна и т. п.) с одновременными страхами, тягостными нравственно-этическими переживаниями всегда, по контрасту, говорят о высоких нравственных качествах этого навязчивого мученика. Они никогда не претворяются в жизнь, в отличие от, например, навязчивого выдергивания своих волос.

К обсессиям-компульсиям (ананказмам) предрасположены люди мыслительно-аналитического склада с тревожно-мыслительной инертностью, чувственной яркостью, сомневающейся неуверенностью в себе, острым самолюбием и склонностью к скрупулезности-педантичности. Там, где при ярких обсессиях-компульсиях личностная почва совсем другая и обсессии-компульсии перемешиваются с фобиями, там скорее речь идет не о характерологических (психопатических), а о более тяжелых, депрессивных, ананказмах.

Сегодня есть от тяжелых навязчивостей довольно сильные лекарства (анафранил, прозак и другие), которые, однако, опасны без врачебного руководства лечением. Есть и основательные остроумные психотерапевтические приемы. Некоторые из них, благодаря психотерапевту, могут стать для фобика или ананкаста собственным надежным противонавязчивым оружием. Основные «механизмы» действия этих приемов – когнитивный (от cognito – познавание, ознакомление, лат.; то есть лечебное познание своих расстройств), активирующий (вселяющий действие) и условнорефлекторный (условнорефлекторное обучение). Это так называемая в мире когнитивно-поведенческая терапия. Не рассказываю подробнее о лекарствах и психотерапевтических приемах, поскольку обязательно профессионально-проникновенно знать, где, что и как следует тут применить, а то легко можно себе повредить.

Психотерапия навязчивостей вообще довольно сложна и для профессионалов. Так, у фобиков и ананкастов, склонных к сложно-символическому мышлению-чувствованию, не только сновидения, творческие произведения, но и фобии, обсессии-компульсии могут быть философически-символического, «иероглифического» содержания. Это обычно требует сложно-психоаналитического вмешательства для целебного осознания смысла своих навязчивостей. Кроме того, за «обычными» навязчивостями, бывает, нетрудно неспециалисту просмотреть и мучительную навязчивую депрессию, требующую особенной умелой помощи. Другое дело, когда под руководством психотерапевта-учителя пациент изучает не только основы, элементы клиники навязчивостей, депрессии (например, те элементы, что я наметил уже и в этой книге), но изучает и сам целительный процесс, дабы самопсихотерапевтически основательно в нем участвовать.

В заключение приведу из своей практики два примера навязчивых расстройств, с подобными которым надо, не мешкая, обратиться к психиатру, психотерапевту.

И., 23 лет, товаровед. Жалуется на навязчивое ощущение, «будто мозги воспалены, обнажены в области лба и висков, от того, что не впитывают информацию». Охвачена этими переживаниями, монотонно-подавлена; напряженно-тусклый взор. Шесть лет назад, когда еще училась в школе, в течение нескольких месяцев, без понятных внешних причин, мучилась страхом забеременеть. Понимала, что это невозможно без интимной близости, лишь от прикосновения руки мужчины к плечу через пальто и т. п., но болезненно мучилась, что забеременеет и таким образом. Подозревала, что уже беременна, вроде бы понимая отчетливо, что это невозможно. От чувства позора чуть не покончила тогда с собою. В те месяцы ей навязчиво все представлялся «почему-то стул» с навязчивой мыслью и страхом, что он как-то непонятно связан с ее страхом беременности, беременностью (1983 год).

Источник:
Навязчивость психология
Учебный материал Навязчивости по предмету Психология, педагогика. Навязчивости это, согласно классическому определению германского психиатра Карла Вестфаля 1877 , разнообразные душевные трудности тягостные мысли, переживания, желания, действия, страхи , которые
http://kazreferat.info/read/navyazchivosti-MTQxMjY=

Навязчивость родственников

Автор вопроса: Света Возраст: 43

Если я правильно поняла, Вы хотите оставаться в рамках приличия, но отстоять свои границы.

Возможно, недостаточно информации, чтобы разобраться в ситуации полностью. Мне кажется, что брат не о Вас заботиться, ведь Вы не дряхлая старушка, а о своём отпрыске, которого хоть как-то на расстоянии хочет контролировать, а тут Вы, вдруг через общение он Вам что-то расскажет. Это обычная практика в семьях с родственниками из других городов, сёл, правда в случае взаимной договорённости. Вы имеете право на автономию. Вам свою жизнь надо устраивать и вовсе Вы не обязаны идти на поводу у брата! Вы младшая и привыкли его слушать? Возникает несколько вопросов.

Вы пишите: «позвонил брат родной и сказал, что в мой город приедет его сын (24 года), мой племянник, на заработки и будет проводить у меня выходные (а жить будет с другом). И может постоянно ко мне ездить»

Я: Вы что обязаны чем-то брату? Вашего согласия спрашивали? Если нет и всё это было преподнесено, как указание, то надо позвонить брату и сказать, что Вас это не устраивает. У Вас своя жизнь и Вы будете чувствовать дискомфорт. Конечно, племянник может иметь Ваш телефон и иногда, если у Вас будет желание и возможность его принять, договориться о встрече. Отсутствие взаимоотношений с младшим поколением позволяет Вам выстроить дистанцию, безопасную для Вашего душевного комфорта.

Вы пишите: «Племянник мне никогда не звонил в жизни до этого, не общался, может только сидел и слушал при разговоре…» «в свободное от работы время и развлекать меня. Брат очень рад, что он будет у меня проводить выходные. Почему –то думает, что мне невесело на выходных».

Я: вероятно, Вы жаловались брату как-то на одиночество, он мог сделать такие выводы. В тоже время весьма странный способ развлечения без желания развлекаемого. Это похоже на интервенцию. Беспардонную причём. А на интервенцию надо отвечать прямо и открыто. Я не сомневаюсь, что брат будет очень рад, но скорее за сына, а не за Вас))) Надо позвонить брату и спокойным и доброжелательным тоном сказать что : « Я подумала над твоим предложением и решила, что это для меня неприемлемо, так кардинально менять свою жизнь для общения с 24-летним племянником. Конечно, я рада буду его увидеть, но у меня своя жизнь и мои выходные, только мои выходные и развлечения я организую себе сама, а если понадобится что-то по дому сделать, то я обязательно обращусь к племяннику и если у него возникнет желание пообщаться и я буду свободна, то милости прошу. Если Вам трудно сказать это, то напишите сообщение в смс.

Вы: «мне кажется нужно спросить, хочу ли я этого. В целом отношения с братом хорошие, часто общаемся. Его дети со мной не общаются, другое поколение может быть. Вообще-то я тоже бы не хотела с ними общаться, просто не понимаю, зачем. Вообще, зачем общаение с родственниками, если они живут далеко от меня?»

Я: Самое главное тут это то, что Вас не спросили. Хорошие отношения на расстоянии практически у всех родственников. Все проблемы начинаются при совместном проживании и частом общении, если происходит нарушение личных границ. Это Ваше право общаться с теми, кто вам близок или приятен. Может и чужой человек быть духовно роднее близкого по крови. Обязанность помогать родне в сложной ситуации-это норма, а в Вашем случае это не помощь, а Вас хотят облагодетельствовать насильно, да ещё и регламентировать его приходы в гости на постоянной основе.

Вы пишите: «Если родственники хотят так, значит так и будет»

Я: правильно делать то, что Вы хотите!

Вы: «как-то все не так там. Вообще они живут своей семьей, и никакие заботы других их не волнуют, как я поняла»

Я: это ясно по тому, как Вам навязывают племянника без Вашего согласия.

Вы: «Он будет сидеть , а мне чем развлекать его. Или телевизор для него включать, оставлять ночевать, ходить на прогулки с ним, не могу понять.»

Я: Вы совершенно правы в своих сомнениях, и для того, чтобы сблизиться с человеком нужно время. Там уже решать, нужно ли Вам такое общение или вовсе нет(ведь человек может быть совершенно чуждым Вашему мировосприятию) и то, что он родственник, не значит, что Вы должны удобрить собою его существование.

Кстати этот вопрос о том, что любит и чем занимается племянник надо задать брату. Он сам знает, чем можно заняться с ним? Сам он как его развлекал 24-летнего мальчика. Уверена, что никак. Поэтому не печальтесь, приготовьте вкусную еду к его приезду, узнайте, что он любит. Познакомьтесь, дайте свой телефон, возьмите его! Далее действуйте в зависимости от ситуации. Но брату сообщите, то, что я написала Вам выше!

Источник:
Навязчивость родственников
Вопрос психологу: Прошу вас прояснить мне, правильно ли, когда навязываются родственники ко мне домой. Мне позвонил брат родной и сказал, что в мой город приедет его сын (24 года), мой племянник, на заработки и будет проводить у меня выходные…
http://psycabi.net/vopros-psikhologu/semya-otnosheniya-s-rodstvennikami/9953-navyazchivost-rodstvennikov

Ненавязчиво о навязчивостях: как преодолеть невроз навязчивости

Ненавязчиво о навязчивостях: как преодолеть невроз навязчивости.

«…У меня во всем проявляется, везде и всюду, они всегда со мной, мои мысли. Я не могу поставить, положить и вообще что-то сделать с предметом просто так, я буду раз 20 его брать, ложить, пока не пойму, что это — идеальный вариант. Это только одна из моих причуд …» или еще:

«…Я должна быть уверена, что мои руки чистые. Абсолютно чистые. Это просто пытка. Я постоянно мою руки. Я пытаюсь остановиться, но ноги сами несут меня к умывальнику. Я говорю себе: «остановись! Но не могу. Я должна сделать это …».

Те, кто знаком с такими мучениями, наверное, перепробовали тысячу способов избавиться от этого. И мы думаем, что для вас огромным облегчением будет узнать, что уже давно существует метод, позволяющий преодолеть эти навязчивости.

Метод Джеффри Шварца «4 шага», чтобы преодолеть невроз навязчивости.

Что же это за метод?

Это метод известного психиатра Джеффри Шварца «4 шага» к преодолению невроза навязчивостей. И подходит абсолютно для всех его разновидностей.

И вам, если вы хотите добиться хороших результатов, только стоит выполнять эти шаги ежедневно.

1 шаг. Смена названия.

2 шаг. Изменение отношения к навязчивым мыслям. Понижение их значимости.

3 шаг. Перефокусировка.

4 шаг. Переоценка.

1 шаг. Смена названия.

Во-первых, вам нужно понимать, почему появляются навязчивые мысли и действия.

И, во-вторых, нужно научиться смотреть на них как бы со стороны, как бы из позиции третьего лица.

В случае если вы страдаете обсессивно — компульсивным расстройством, то вы, несомненно, имеете в своем багаже психологические травмы. Вы можете и не осознавать этого.

А ведь это многочисленные стрессовые ситуации вас из колеи выбили. И привели к тому, что вы чувствуете постоянную тревогу и беспокойство, которые и вызывают навязчивые мысли.

Психологические травмы активизируют деятельность двух структур головного мозга. А именно — фронтальных долей и хвостатого ядра. Эти зоны участвуют в процессе превращения информации из внешнего мира в мысли и действия. Их гиперактивность и вызывает непрерывный поток мыслей и действий.

Отметьте про себя агрессивно, что эта мысль является обсессивной, или, что этот позыв — компульсивный. Развивайте в себе позицию стороннего наблюдателя. Это поможет различать, что имеет реальное значение, а что — всего лишь симптом навязчивости.

Тренируйте себя говорить: «это не я думаю или чувствую, что мои руки грязные. Это обсессия, что они грязные».

Или: «нет, это не я чувствую, что должен/должна вымыть руки. Это компульсивный позыв этот ритуал выполнить».

Вы должны понять, что чувство тревоги, сопровождающее такие мысли — ложная тревога. Она не связана с реальностью. Ее причина — психологическая травма.

Поэтому ваши навязчивые мысли и поступки — это не настоящие мысли, а ложные сообщения, приходящие из мозга.

И поймите, что назвав навязчивость навязчивостью, вы не прогоните ее от себя. Но что вы можете, так это — контролировать ваши действия.

2 шаг. Изменение отношения к навязчивым мыслям. Понижение их значимости.

Навязчивые мысли не прогоняйте — это напрасный труд. Но вы не обязаны выполнять их требования. Просто не относитесь к ним, как к важным! Не слушайте их!

Пробуйте отбрасывать приказы навязчивых мыслей.

Самое правильное — оставляйте эти мысли без внимания и переключайтесь на какое-то другое поведение.

Вот оно, средство — измените поведение!

Наверняка вы хотите почувствовать, что «все в Порядке» — тем более этому способствует выполнение ритуала. Но вы — то уж знаете, что это — временное облегчение. Вспомните, что стремление к ощущению, что «все в Порядке» вызвано всего лишь неосознанным желанием снизить уровень тревоги, которая пока вас не покидает.

Но зато вы можете научиться игнорировать это стремление и двигаться дальше. Лишь сказав себе: «это не я — это моя навязчивость! Первые два шага проходите одновременно.

Шаг 3. перефокусировка.

Переключитесь на какое-нибудь другое, желательно, приятное, положительное, полезное занятие хотя бы на несколько минут.

Например, почитайте, послушайте музыку, поиграйте на компьютере, да что угодно.

Итак, в мозг ворвалась навязчивая мысль или компульсивное желание:

1. сразу называйте их как обсессию или компульсию и как последствие психологических травм;.

2. и тут же переключитесь на какое-нибудь заранее выбранное приятное занятие на несколько минут;.

3. станьте в позицию стороннего наблюдателя, говоря себе: «то, что я сейчас испытываю — это симптом навязчивости. Мне же нужно заняться делом».

Неприятные мысли, тем не менее, могут беспокоить вас. Примите их, но дистанцируйтесь. И почувствуете, что навязчивое чувство где-то рядом, но уже не контролирует ваше поведение, ведь вы просто «Рядом» с ними, и приняли решение заняться чем-то другим.

Чем чаще вы будете использовать такой метод, тем скорее восстановите свою способность принимать самостоятельные решения. Но мы понимаем, что трудно не обращать внимание на навязчивую мысль, это даже может приносить страдание и боль.

Что поможет победить боль?

Правило 15 минут.

В том случае, если вас посетило навязчивое желание что-либо сделать:

1. дайте себе отсрочку осуществить навязчивое действие — 15 минут (если 15 минут много, пусть будет для начала хоть 5 минут);.

2. тут же переключитесь на какое-нибудь другое, приятное занятие;.

3. и снова, уже сейчас решите, хотите вы следовать навязчивому действию или нет;.

4. по истечению 15 минут прислушайтесь к себе и оцените, насколько сильным было навязчивое влечение. Только в том случае, если оно было ну хоть чуть меньше, чем обычно, дайте себе еще чуточку времени.

Правило 15 минут таково: никогда не выполняйте навязчивое действие без временной задержки. Она вам нужна, чтобы выполнить 1, 2 и 3 шаг метода.

Вы сможете заметить, что чем больше вы тренируетесь задерживать время, тем меньше станет влечение. И вот так постепенно вы сможете увеличивать время задержки.

Поймите, главное не то, что вы думаете, а то, что вы делаете.

Ваша главная цель — отбросить приказы навязчивого действия.

Вполне достижимая цель — просто выдержать паузу перед выполнением навязчивого действия.

В том случае, если вы все же выполните ритуал после паузы, то не ругайте себя! Улучшение будет происходить постепенно! Вспомните шаг 1, и примите, что на этот раз навязчивость оказалась сильнее.

Скажите себе: «что ж, я вымыл/а руки не потому, что они действительно грязные, а потому, что этого требовала навязчивость. Этот раунд она выиграла, но в следующий раз я буду ждать дольше».

Полезно и нужно вести дневник!

Заведите дневник и записывайте в него только удачные попытки изменения поведения.

Совет: записывайте только успехи. И это придаст вам уверенности, что все получится! И всегда поощряйте себя за хорошо сделанную работу!

Шаг 4. переоценка.

Напомните себе снова, что было целью трех первых шагов:

1. ваше понимание, что навязчивость — следствие многочисленных травматических событий. И говорит оно, что тревога, испытываемая вами — ложная. Она не связана с реальностью.

2. вы отказываетесь рассматривать навязчивые мысли и желания как чрезвычайно важные, чтобы не выполнять компульсивные ритуалы.

3. применяете правило 15 минут.

4. вы переключаетесь на конструктивное поведение.

5. вспоминаете о позиции «Стороннего Наблюдателя», то есть когда вы смотрите на себя как бы со стороны. Хотя иногда это будет сложно.

Внимание! Только в том случае, если все три шага работают вместе, то их совокупный эффект гораздо сильнее, чем эффект от каждого в отдельности.

Постоянно тренируясь, вы со временем обязательно сможете уделять значительно меньше внимания навязчивым мыслям и желаниям.

Говорите себе: «кто тут командует — я или моя навязчивость? И даже если приступ навязчивости победит, и заставит вас выполнить навязчивые действия, в следующий раз держитесь крепче.

В борьбе с навязчивостями главное — настойчивость, не смотря ни на что!

Вы заметите, что выполняя постоянно и методично шаги 1-3, у вас начнет получаться 4 шаг.

И этот 4 шаг — ваше глубинное понимание того, что то, что с вами случилось в этот раз, является, по сути, очередным проявлением навязчивости. А мысли и желания, вызванные ею, не представляют реальной ценности.

Вы прекрасно знаете, что навязчивые мысли появляются тысячу раз в день. И каким бы ни было их содержание, не обращайте на них внимание.

Еще одна подсказка!

Вам станет намного легче, если вы добавите к шагу 2 «Изменению Отношения к Навязчивым Мыслям» еще две ступеньки.

Это два «П» — «предвидеть», и «принять».

«Предвидеть» — когда вы почувствовали начало атаки навязчивых мыслей, будьте к ней готовы, будьте начеку.

«Принять» — не корите, не ругайте себя за эти мысли, не тратьте напрасно свою энергию.

Вы уже знаете их характер, поэтому можете на самом раннем этапе их появления сразу обратиться к шагу 1.

Мысль, оставленная без внимания, угасает сама по себе. Просто сделайте шаг в сторону и переключитесь на любимое занятие, даже если мысли будут рядом с вами. Постарайтесь быть хладнокровными. И вспомните правило 15 минут.

Обсессивно — компульсивное расстройство — мощный противник. Но вы можете и должны победить его, и многие уже победили.

Не принимайте близко к сердцу навязчивые мысли и чувства;.

Помните, что они обманывают вас;.

Настойчиво меняйте свою реакцию на эти чувства.

Вы уже имеете сильнейшее оружие против навязчивостей — это новый взгляд на них. Вы знаете, что даже самые сильные мысли временны, и постепенно исчезнут, если не идти у них на поводу. Конечно, иногда они обостряются и выходят из-под контроля, стоит им поддаться. Но вы научитесь предвидеть начало навязчивости и сразу же действовать. В том случае, если вы будете применять метод 4 шагов доктора Шварца в сочетании с методикой емдр, улучшение наступит значительно быстрее. Проработав с психотерапевтом по методу емдр травматические ситуации, которые привели к навязчивым мыслям и действиям, вы увидите, что их интенсивность и частота заметно снизится. А вскоре они совсем вас покинут.

Источник:
Ненавязчиво о навязчивостях: как преодолеть невроз навязчивости
Ненавязчиво о навязчивостях: как преодолеть невроз навязчивости. «…У меня во всем проявляется, везде и всюду, они всегда со мной, мои мысли. Я не могу поставить, положить и вообще что-то сделать
http://psihologiya.ru-land.com/stati/nenavyazchivo-o-navyazchivostyah-kak-preodolet-nevroz-navyazchivosti

COMMENTS